Алемайеху Тегену: в России живет чуть больше ста эфиопов

Посол Эфиопии в России Алемайеху Тегену Аргау

– Господин посол, появилась информация о том, что саммит Россия – Африка в 2022 году может пройти в Санкт-Петербурге, потому что африканские страны якобы не смогли договориться о месте проведения форума. Это так?

– У меня нет такой информации. Но Эфиопия всегда готова принять саммит Россия-Африка. Как вы знаете, Аддис-Абеба – дипломатическая столица Африки, у Эфиопии большой опыт в проведении подобных форумов. Так что мы ждем решения правительства России. Я думаю, было бы здорово провести саммит в Аддис-Абебе.

– На африканском континенте больше 50 стран. Неудивительно, что так сложно договориться о месте проведения саммита…

– Да, но у Эфиопии есть веские причины претендовать на это. Аддис-Абеба – столица Африки, потому что там находится штаб-квартира Африканского союза. Этот вариант очень привлекательный для проведения подобных форумов, достаточно опыта для этого. Аддис-Абеба занимает третье место по количеству дипломатического персонала, проживающего в городе, после Нью-Йорка и Женевы. Там можно найти дипломата любой африканской, да и не только африканской страны. Так что у нас есть все основания для этого. Конечно, другим странам тоже не воспрещается бороться за место проведения саммита.

– А если саммит все-таки будет проводиться в России, приедут ли эфиопские лидеры на него?

– Эфиопия примет участие в саммите, где бы он ни проводился согласно решению правительства РФ. Поскольку это саммит лидеров, наш премьер-министр, надеюсь, будет участвовать.

– Какая сейчас обстановка в Эфиопии? Ситуация в регионе Тыграй стабилизировалась?

– Угроза безопасности, которую представляет террористическая группировка Народный фронт освобождения Тыграя (НФОТ), была значительно снижена благодаря правительственным силам, которые одержали решительную победу в штатах Амхара и Афар. Эвакуационные мероприятия и предупреждения об угрозе безопасности, объявленные некоторыми западными странами, членами мирового сообщества, оказались неоправданными.

ООН уже отменила свою рекомендацию относительно нежелательных поездок в Эфиопию без веской на то причины. ООН и посольства некоторых стран уже начали возобновлять работу в Аддис-Абебе и возвращать эвакуированных ранее сотрудников. Те, кто покинул страну, собираются вернуться после новогодних праздников.

Мы считаем, что эвакуация сотрудников представительства ООН и других дипмиссий, а также объявление об ограничении поездок в Эфиопию были преждевременными и политически мотивированными. В то же время существующий конфликт правительственных сил и террористов НФОТ значительно повлиял на экономическую и социальную ситуацию в стране: террористы разрушили госпитали, инфраструктуру, промышленные объекты.

К настоящему моменту силы Эфиопии освободили все захваченные районы, и ситуация значительно улучшается.

– То есть теперь речь идет не столько о военном противостоянии, сколько об экономической помощи, восстановлении разрушенных объектов? Не планирует ли Эфиопия обращаться за помощью к другим странам, к России?

– Конечно, экономическая поддержка очень нужна. Мы обычно мобилизуем внутреннее сообщество в стране, чтобы поднять экономику, а также обращаемся к диаспоре по всему миру.

– В России тоже есть диаспора?

– Да, конечно, но в России она очень небольшая – всего чуть больше 100 человек. Если мы сравним с другими странами, это малое количество. Самая большая диаспора – в США и в Европе.

– А как обстоит дело с эпидемиологической обстановкой? Чем закончились переговоры с РФ по поводу приобретения вакцины «Спутник V»?

Заболеваемость коронавирусом снизилась уже на 6%, а уровень вакцинации достиг 3,2% населения – это порядка 10 миллионов людей. Ситуация под контролем, а новый штамм «омикрон» не был зарегистрирован в Эфиопии. Так что все в порядке. Конечно, определенные вызовы еще есть, но наше правительство очень усердно работает над кампанией по вакцинации.

– Но привито только 3%, это ведь очень мало…

– Уже привито 3,2% населения, но мы хотим достичь показателя в 20%. Большая часть населения Эфиопии проживает в сельской местности, а там нет пандемии. Только в городах есть эта проблема. Так что если мы достигнем 20% вакцинации, этого будет достаточно.

– Если вопросы безопасности уже не стоят так остро, значит ли это, что путь для российских туристов в Эфиопию снова открыт?

Читать также:  В Москве 73 самолета перенаправили на запасные аэродромы, сообщил источник

Не реальная ситуация, а западная пропаганда против Эфиопии может повлиять на туристическую активность. Но я надеюсь, что турпоток восстановится, когда люди узнают правду. Так что хочу сказать российским туристам – не упустите шанс приехать в Эфиопию, особенно сейчас, потому что, как говорится, настоящий друг познается в беде. Российские туристы могут приезжать в Эфиопию, здесь безопасно. Проблема существует только на севере страны, но и эти регионы сейчас освобождены от террористов и взяты под контроль армии. Эфиопия – безопасное место для путешествий.

– Российские туристы зарекомендовали себя как отчаянные люди…

– Кстати, «Эфиопские авиалинии» сильно выиграли от того, что стали фактически единственным на африканском континенте перевозчиком, когда страны закрывали авиасообщение с ЮАР из-за «омикрона»?

– Могут ли быть запущены дополнительные рейсы из Эфиопии в Россию, не только в Москву?

– Конечно. Если будут на этот счет распоряжения, «Эфиопские авиалинии» готовы летать и на Дальний Восток, нет проблем. Мы будем расширяться. Сейчас летают (в Россию – ред.) трижды в неделю, но уже условлено, что скоро начнут летать четыре раза в неделю. Так что количество рейсов будет повышаться. Почему бы не сделать вылеты ежедневными?

– Как развивается ситуация со строительством плотины «Возрождение»? Удалось ли достичь компромисса с Суданом и Египтом? Когда проект будет завершен?

– Что вы думаете о предложении президента РФ Владимира Путина реформировать Совбез ООН и включить в него африканские государства?

– ООН нужно реформировать. Смотрите, в Африке проживает 1,3 миллиарда, это очень большой континент. С таким населением у нас нет ни одного постоянного места в Совбезе ООН. Так что мы, африканцы, уже давно этого требуем. В настоящий момент наш премьер-министр Абий Ахмед Али настаивает на том, чтобы африканские страны поднимали этот вопрос в ООН. Так что Путин прав, как и наш премьер-министр, когда они говорят, что африканским странам нужно бороться за места в Совбезе ООН.

– Речь идет о какой-то определенной стране, или это будет место, которое африканские страны будут делить между собой каждый год?

– Возможно ли введение системы, как в Африканском союзе, когда каждый год избирается страна-председатель?

– Это не сработает. Потому что только пять стран в ООН могут воспользоваться правом вето. Африке тоже нужно право вето, в этом наше требование. А формат A+3 уже существует, когда Африку представляют три страны. Это не приносит такого влияния.

– Какие важные проекты были осуществлены с вашей помощью в России в этом году? Есть у вас повод для гордости? Какие цели на следующий год?

– В следующем году, в начале года, мы планируем провести межправительственную комиссию в Аддис-Абебе. Много вопросов будет обсуждаться там. Среди достижений прошедшего года могу назвать подписание четырех соглашений. В следующем году мы также планируем подписать несколько соглашений.

– В какой области?

– Пока не могу сказать, но у нас есть план увеличивать товарооборот, и мы хотим привлечь больше российских компаний, инвесторов. Есть несколько компаний, которые заинтересованы в сотрудничестве с эфиопскими компаниями. Они присоединились к венчурному соглашению. На этом мы хотим сосредоточиться в следующем году. Мы также подписали соглашение с Росатомом в энергетической области и хотим продолжить это сотрудничество в следующем году.

У нас также есть двусторонний комитет по военно-техническому сотрудничеству. В этом году в Аддис-Абебе обсуждались многие вопросы, и нам нужно продолжить выполнять то, о чем там договорились, – обучение кадров, тренировки и другие важные вопросы для обеих стран. Это то, что мы уже запланировали на следующий год.

– В рамках саммита Россия-Африка, наверное, тоже запланировано подписание соглашений?

– Да, мы готовимся к этому. В ходе саммита некоторые соглашения будут подписаны. Много работы предстоит с обеих сторон, чтобы повысить результат.

– До саммита могут состояться какие-то официальные визиты?

– Это нужно уточнить. Есть определенный план, но его еще нужно утвердить.