Для QR-кодов в России предложили «метод светофора»

QR-коды в регионах и антиковидные ограничения должны применяться с учетом уровня вирусной угрозы по единому для всей страны стандарту. Это сделает понятным введение или снятие на определенной территории ограничительных мер. Оптимальным методом ранжирования территорий по уровню риска, по мнению экспертов, является «светофорный принцип», который уже используется как за рубежом, так и в ряде регионов РФ.

Масштабы России и разнообразие ее регионов диктуют введение «светофорного принципа» использования QR-кодов – в зависимости от пандемической опасности, считает политолог Глеб Кузнецов, глава Экспертного совета ЭИСИ (Экспертного института социальных исследований).

«Красный, желтый и зеленый цвета должны включаться в зависимости от эпидемиологических показателей в каждом субъекте – не надо всех стричь под одну гребенку», – пояснил Кузнецов, выступая в четверг на организованном ЭИСИ круглом столе на тему «QR-коды: опыт и перспективы применения».

«Светофорный принцип» уже в ходу в некоторых регионах из числа тех, где используются QR-коды, рассказала руководитель департамента региональных программ ЭИСИ Дарья Кислицына. «Коды используются не на всей территории субъекта, а в некоторых муниципалитетах или районах, в зависимости от ситуации с COVID-19. Сейчас такую практику мы фиксируем в Краснодарском крае и в Республике Алтай. А в Ивановской области используют другой «светофорный» подход, в привязке ко времени – в торговых центрах, в зависимости от времени суток QR-коды либо требуются, либо нет», – отметила эксперт по регионам.

С одной стороны, подход к применению QR-кодов на местах должен варьироваться с учетом уровня ковидной угрозы. С другой стороны, нужна «национальная рамка», то есть система общих принципов и подходов к использованию этой защитной меры, отметила Кислицына.

Общий подход, закрепленный на уровне государства, поможет «облегчить жизнь, сделать прозрачными меры и их снятие, дать понять, как и почему происходит то или иное изменение регулирования во время пандемии», – добавил Кузнецов.

«Для того, чтобы такая «национальная рамка» работала, и требуется принятие закона», – подчеркнула Кислицына. Напомним, что в прошлую пятницу в Госдуму внесли правительственные законопроекты о QR-кодах. Первое чтение запланировано на середину декабря, пока же предложения проходят обкатку в ходе дискуссий с профильными чиновниками, экспертами и представителями гражданского общества. «Надеюсь, в декабре Госдума сформулирует критерии для следования России по «светофорному» пути в плане использования QR-кодов», – отметил Кузнецов.

На ваш взгляд

  У вас есть QR-код вакцинированного или переболевшего COVID-19? Да Нет Обсуждение:  101 комментарий Время, оставшееся до первого рассмотрения законопроекта, позволит изучить и суммировать разнообразный опыт тех 77 регионов, где уже используют QR-коды, отметили эксперты.  

«Если сфера общественного питания и культурные учреждения действуют по одинаковым правилам, то с QR-кодами на транспорте мы видим разнообразие, – рассказала Кислицына. – Например, в Камчатском крае QR-код используется для поездок на межмуниципальных автобусах и на полетах по местным направлениям. В Башкирии – на международных автобусных рейсах. В Чечне – в общественном транспорте, а в Хабаровском крае – в поездах». Кроме того, для въезда в некоторые регионы также требуется QR-код, например – в Ненецкий автономный округ, в Ростовскую область, в Якутию, добавила эксперт.

Регионам может быть интересен опыт столицы, где система QR-кодов изначально вводилась не по инициативе властей, а по просьбе бизнеса и – уже дала свои плоды, заметил обозреватель радиостанции «Говорит Москва» Александр Асафов. «В 2020 году московский бюджет недополучил 160 млрд рублей, очень серьезно упали доходы населения, и в итоге впервые за 10 лет был сверстан дефицитный бюджет. Из-за локдауна выросла безработица. Решение о вводе QR-кодов позволило повысить и темпы вакцинации в Москве, избежать дальнейшего локдауна и запустить оздоровление экономики», – указал эксперт.

Региональный опыт может быть полезным при разработке новых единых мер защиты. «Большая роль в обсуждении законопроекта о QR-кодах будет отводиться регионам и их дискуссиям. Регионам дадут возможность внести предложения, которые будут наиболее эффективны и которые можно будет предлагать к тиражированию в рамках всей страны», – подчеркнула Кислицына.

Сколько в России антиваксеров

За время обсуждения законопроекта власти также получат возможность оценить, как в обществе относятся к предложенным новшествам, заметил руководитель практики политического анализа ВЦИОМ Михаил Мамонов. «Сейчас только около 8-10% граждан действительно волнует тема QR-кодов», – сообщил эксперт. Но интерес людей к этой теме постоянно растет, в том числе из-за боязни заразиться COVID-19. «Не менее 64% россиян говорят о том, что опасаются инфекции, – отметил Мамонов. – При этом 35% опрошенных ВЦИОМом заявили, что уже вакцинировались, а 31% выразили готовность сделать прививку».

Читать также:  В Общественной палате отреагировали на сбой с QR-кодами на «Госуслугах»

По мнению социолога, не следует преувеличивать влияние на общество антипрививочной («антиваксерской») пропаганды. «64% высказали негативное отношение к агитации против вакцины. В Москве и Санкт-Петербурге эти показатели еще выше в среднем на 3-4%», – отметил Мамонов.

Присутствие в обществе активного «антиваксерского» меньшинства, недоверие к мерам властей, напряжение между противниками вакцинации и теми, кто привился – это общемировое явление, подчеркнул директор Института новейших государств Алексей Мартынов. «В Италии «антиваксеров» именуют эгоистичным меньшинством, а их массовые акции – «маршами смерти», – добавила модератор круглого стола Екатерина Соколова, руководитель департамента стратегических исследований и прогнозирования ЭИСИ.

QR-коды везде

Использование такой меры защиты общества, как QR-коды и паспорта иммунитета – это общемировая практика, заметил Асафов. «В ряде стран QR-коды, как подтверждение иммунного статуса, используются уже больше года. Они пришли на смену изначально введенной практике отслеживания диагностированных больных коронавирусом с помощью мобильных приложений», – указал эксперт.

«Так, во Франции с июля введены «санитарные пропуска» с QR-кодами для входа в помещения, в которых больше 50 человек. В Нидерландах с сентября также введены обязательные пропуска с QR-кодами – для посещения общественных мест всем, кому больше 13 лет», – перечислил Асафов. 

«В Китае распространена тоже своего рода «светофорная» система: QR-коды различного цветового ранжирования для посещения отелей, ресторанов, метро и жилых комплексов», – добавил эксперт. Зеленый код дает человеку свободу передвижения, желтый предписывает недельную самоизоляцию, красный – карантин на 14 и более дней. Соответственно, код динамичен и может меняться.

В Израиле аналогичную роль играют «зеленые паспорта», которые действуют уже год, добавил Мартынов. По его оценке, меры, принятые израильскими властями, позволили достичь большой степени свободы и безопасности граждан, которые привыкли к использованию QR-кодов. «Их система работает. Порядка 70% взрослого населения привито, 60% уже ревакцинировано. Люди привыкли и не удивляются этому. Более того, они достигли коллективного иммунитета, и поэтому открывают полностью страну для туристов», – констатировал директор Института новейших государств.

Что касается США, то там применение QR-кодов принято на уровне отдельных штатов, где волны пандемии были особенно высоки, добавил Асафов. «В Калифорнии, Колорадо, Луизиане, Иллинойсе, Мичигане, Миннесоте, Нью-Джерси, Нью-Йорке, Вирджинии и на Гавайях действуют ковид-паспорта с QR-кодами. Они используются при посещении кафе, фитнесс-центров, развлекательных центров. Получить такие паспорта обязаны все лица старше 12 лет, а для этого надо вакцинироваться хотя бы одним из компонентов», – сообщил эксперт.

Сам по себе QR-код представляет собой большую степень свободы и возвращение к нормальной жизни без страха новых волн пандемии и локдаунов, в свою очередь отметила Соколова. «Показательно, что в международной практике само наименование «QR-код» существует только в официальном лексиконе. В обиходе, например, на Кипре используется название SafePass (от «safety» – безопасность), в Китае он называется «кодом здоровья», а в Литве – Freedom ID, «пропуском свободы», – рассказала эксперт ЭИСИ.

При этом надо понимать, что сам по себе QR-код – это не медицинская мера и не прямой ответ на инфекционный вызов, заметил Кузнецов. «Это скорее способ контроля эпидемических показателей для государства и путь к обретению человеком уверенности, что вокруг него все обладают тем же кодом», – полагает глава экспертного совета ЭИСИ. По его мнению, QR-код – это мера побуждения к вакцинации, как к средству облегчить себе жизнь при понимании, что вакцинация является добровольной. Государство должно объяснять необходимость QR-кодов, но нужно оставить и другие возможности подтверждения того, что человек не инфицирован, например – ПЦР, полагает Кузнецов.

«В целом задача государства – сделать прозрачными вводимые меры и объяснить обществу их необходимость, – резюмировал глава Экспертного совета ЭИСИ. – Каждый житель России должен понимать личную заинтересованность в получении QR-кода. В этом смысле путь России – четкое регулирование общей «национальной рамки» применения данных мер, потому что от понятности и удобства системы QR-кодов зависит стабильность и общественное согласие».