Русские в Латвии стали заложниками ковид-нацизма

Латвийская полиция взялась за расследование дела о скандальном высказывании местной ЛГБТ-активистки Селмы Левренце. Он заявила, что смерть русскоязычных жителей республики пойдет на пользу латышскому языку. Эти слова спровоцировали серию громких скандалов, которые, как считают эксперты, послужили дымовой завесой для прикрытия куда более серьезных проблем в Латвии.

Госполиция Латвии возбудила уголовное дело против помощницы депутата сейма Мариса Мичеревскиса и ЛГБТ-активистки Селмы Левренце, которая написала в Twitter пост следующего содержания: «Чем больше людей, говорящих по-русски, умрет, тем лучше латышскому языку». Пост Левренце, которая также возглавляет правление молодежной организации «Протест», появился 1 октября в ответ на пост с вопросом о том, нужна ли информация о вакцинации на русском языке. Сейчас сообщение удалено.

Процесс начат по факту, а не против конкретного лица. За деятельность, направленную на разжигание национальной или этнической ненависти или розни, если она была совершена с использованием соцсетей и других средств массовой коммуникации, уголовное законодательство предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет, принудительные работы или штраф.

Пост Левренце вызвал огромный общественный резонанс в республике, потому что в Латвии от 30% до 40% населения – это русскоязычные жители. В ответ Левренце, как отмечает Baltnews, заявила, что ее слова «не так поняли», не увидели в них сарказма в отношении действий националистически настроенных политиков и общественных деятелей.

Она напомнила, что представляет партию, которая одна из немногих в Латвии поддерживает «право голоса на местных выборах для неграждан». «Этим саркастическим твитом я хотела привлечь внимание к абсурдной ситуации в Латвии – вакцинация едва ли сообщается на родном языке 30% населения страны, что создает впечатление, что правительство не заботится об этих людях», – пояснила Левренце.

Добавим, что на этой неделе, согласно данным республиканского Центра профилактики и контроля заболеваний, Латвия вышла на первое место в мире по росту заболеваемости ковидом. Число новых случаев инфицирования на прошлой неделе увеличилось на 48,8%, госпитализированных больных – на 56%, тяжелых пациентов – на 62,8%. С четверга в республике объявлен локдаун по 15 ноября и введен комендантский час.

При этом администрации крупных больниц Латвии объявили, что к ним стали все чаще попадать русскоговорящие пациенты с коронавирусом. В крупнейших медицинских учреждениях Риги таких пациентов до 80%, заявил депутат сейма Латвии Янис Иесалниекс. По версии депутата, к провалу кампании по вакцинации привела «пропаганда Кремля». «Латышские дети не смогут учиться и заниматься спортом, потому что приехавшие в советское время колонисты не желают вакцинироваться и теперь перегружают больницы», – цитирует Иесалниекса «Лента.ру».

Однако бывший мэр Риги, депутат Европарламента Нил Ушаков назвал свою версию о заболеваемости русскоговорящих. Причина в том, что они живут преимущественно в городах с высокой плотностью населения, в многоквартирных домах, пользуются общественным транспортом, поэтому болеют чаще жителей сел.

Читать также:  Зачем Макрон прячет от России свою ДНК

По мнению рижского политолога Андрея Татарчука, Иесалниекс процитировал мнение одного из латвийских врачей, которое показали в сюжете центрального телевидения, чтобы использовать его в рамках грядущей предвыборной кампании.

«Иесалниекс будто внушает электорату: в очередном локдауне виноваты русские, потому что они не хотят изучать латышский язык и не понимают извещений медиков относительно вакцинации. Следствием этого, по словам депутата, стала «оккупация» русскоязычными жителями Латвии койко-мест в больницах страны, постоянные локдауны и невозможность для детей нормально учиться в школе, заниматься спортом и отдыхать», – пояснил Татарчук.

«Но Иесалниекс лжет. Русские здесь живут поколениями, хорошо знают латышский, причем базовыми знаниями языка можно овладеть за короткий срок, – пояснил собеседник. – В Латвии, несмотря на многолетние притеснения, русский язык остался языком межнационального общения. Например, в местах лишения свободы у нас все без исключения говорят на русском. При этом вся официальная информация в Латвии – только на единственном государственном языке, латышском».

«Политики вроде Иесалниекса закрывают русские школы и восхваляют пособников гитлеровской Германии. В обнищавшей после распада СССР Латвии появилась мода на латышский нацизм, используя который все проблемы можно списать на «русских оккупантов». При этом здравомыслящие люди, которые не хотят ходить на марши эсэсовцев, а желают заниматься честным бизнесом, рано или поздно эмигрируют из Латвии в другие страны ЕС, США или Россию», – говорит Татарчук.

Вместе с тем членство Латвии в ЕС привело к тому, что на эсэсовских шествиях нельзя носить нацистскую символику. «Не будь мы в Евросоюзе, неонацисты давно бы развязали в Латвии гражданскую войну», – считает эксперт. В то же время депутат Рижской городской думы Мирослав Митрофанов считает, что

выходка Иесалниекса послужила дымовой завесой для властей республики на фоне серии скандалов.

«Во-первых, 21 октября было принято решение об окончательной ликвидации Первого Балтийского канала – самого главного русскоязычного телеканала в стране. У этого телеканала окончательно отобрали лицензию. Во-вторых, министр юстиции Латвии Янис Борданс, который представляет Новую консервативную партию, а не партию Иесалниекса, предложил запретить в Латвии общение на русском языке даже в бытовой сфере. Это куда более серьезное заявление, чем выходка рядового члена «Национального блока» Иесалниекса, которого у нас воспринимают как местную версию украинца Олега Тягнибока», – говорит Митрофанов.

По словам Митрофанова, проблема заключается в том, что латышские националисты и неонацисты узурпировали здоровые ценности, среди которых – любовь к родной земле, крепкая семья и христианство. «В итоге они проходят на каждых выборах в сейм и правительство Латвии. Сейчас ситуация складывается таким образом, что в республике нет сильных и здоровых правых партий, которые объединяли бы все многонациональное население Латвии», – резюмировал Митрофанов.